mediton (mediton) wrote,
mediton
mediton

Category:

Ленин и ПэЖе 2 .

Тема ПэЖэ не оставляет наших камрадов в равнодушыи

7 Март 2012

На сей раз с отрывком из своего самостоятельного исследования “Откуда есть пошла Мафия Жылезнодорожная” выступает камрад Дмитрий. Да простит меня автор за непрошеную рицензею, но пока что выходит у него не так чтоб свежо, и не совсем невторично – однако как знать, куда заведут его Попытки Осмысления, так что поблагодарим его за Труд и пожелаем Успеха в продолжении оного.
Кому интересно, лезьте под кутъ.



Мне эту историю проще всего рассказывать с середины. Итак, примерно за полторы тысячи лет до описываемых событий страну Посвященных едва не захватили их враги — те, кого сами посвященных называли «другими».

Собственно Посвященных тогда еще не было — было обычное жречество, правящее страной посредством верховных правителей страны. Правители были людьми — с длинной династической историей, с окружением (шутами, поэтами, фрейлинами, дворецкими, конюхами и т. п. – ну вы знаете), с армией и МВД, с послами-дипломатами и прочей фигней, с (даже) бизнес-элитой (местными, так сказать, эллоями) — но всего лишь людьми. Их историю писали жрецы, их окружение подбирали по своим (никому неведомым) законам жрецы, генералы и дипломаты без согласия жрецов не назначались, а бизнес-элита демонстрировала правителю свою лояльность и жадно ловила намеки в словах жрецов понимая, откуда дует ветер.

Все это благополучие тянулось уже 1500 (полторы тысячи) лет и длилось бы и дальше. Если бы…

Как вы думаете — о чем это я? О какой фантастической цивилизации? На какой планете она существовала?

Правильно — планета Земля. Страна — Египет. Цивилизация возникла в пятом тысячелетии до нашей эры, а государство — полноценное государство со всеми его атрибутами — через 2000 лет, т. е. Примерно за 3000 лет до н.э. Примерно за 3000 лет, ибо говоря о Египте (том, древнем Египте) о датах событий мы можем говорить лишь весьма приблизительно, ибо летоисчисление вели… Догадались кто? Жрецы конечно.

Итак, примерно за полторы тысячи лет до описываемых событий в Египте все было хорошо: зеленели поля и рощи, строились храмы и дороги, опять-таки Нил нес свои воды к Средиземному морю… С деньгами-золотом и рабами проблем не было, ибо египетская армия была самой могучей армией в том мире, Все окрестные государства (и еще даже не государства — скажем так: крупные общины) признавали превосходство египтян по всем статьям.

Но «другие» думали иначе. Они провели элементарную трехходовку — и едва не захватили богатейшую и могущественнейшую из стран той эпохи.

«Есть мнение» (с), что поговорка «Все беды в жизни — от баб» пошла именно с тех времен.

Первым ходом была женитьба фараона Аменхотепа III на Тейе. Кто она была такая — до сих пор тайна, однако большинство исследователей той эпохи уверяют, что родом она была вовсе не из Египта.

Жены египетских фараонов — это, конечно, тема отдельного разговора. Жениться фараоны начинали лет в 8-10 и женились до самой старости. Жен, ясное дело, было много — хотя термина «гарем» еще не существовало, по сути происходящее можно описать именно этим словом. Среди них были жены, выбранные сами фараоном и/или предложенные ему жрецами; жены — дочерей глав дружеских государств (у Аменхотепа III в женах были дочери вавилонского царя и царя Метанни); жены — собственные дочери (обычное в то время практика). Но несмотря на обширный гарем правителя именно Тейя получила звание «главной супруги» и не теряла его до самой смерти фараона — а значит и родить следующего фараона могла она и только она.

Жрецы этот ход явно прохлопали. Точнее (и скорее) — не предали ему должного значения: ну баба и баба, одной больше у фараона, одной меньше… Однако Тейя сумела выжить в тяжелой конкурентной борьбе и не только стала главной супругой, но и стала оказывать значительное влияние на общественную и политическую жизнь страны и даже построила собственный Храм, правда не в центре страны (там, где положено стоять приличному храму), а на территории нынешнего Судана.

Время правления Аменхотепа III (что бы более нудным добавлю — одного из царей XVIII династии Нового царства) рассматривается как один из величайших периодов расцвета древнеегипетской цивилизации. Соседи – Митанни и Вавилон – заискивали перед фараоном. Кипр находился в вассальной зависимости от Аменхотепа III. Немного могли досаждать Египту хетты, отношения с ними были не ахти — но между ними и страной фараонов лежала Метанни, на которой хетты и «разминались». В самой стране велось грандиозное строительство — Луксорский храм и колоссы Мемнона были созданы именно в это время. Все было хорошо.

Жрецам было не до жены фараона — они наслаждались жизнью и делили обильно льющиеся финансовые потоки. Неудивительно что они пропустили и ход номер два — из их рук ускользнуло воспитание будущего фараона Аменхотепа IV.

Хотя судя по всему они это ход не пропустили — просто Тейя их переиграла. Жрецы видимо сосредоточились на воспитании старшего сына Аменхотепа и Тейи – принца Тутмоса (он должен был стать фараоном Тутмосом V), а Тейя воспитывала Аменхотепа. Впрочем понятие «Тейя воспитывала сына» здесь условно — этим скорее занимался некий человек, имени которого мы никогда не узнаем или (что более вероятно с точки зрения воспитания, но менее вероятно с точки зрения реалий) «группа товарищей». Что случилось с Тутмосом точно неизвестно, но зато точно известно , что случилось с его братом Аменхотепом — он стал фараоном.

На престол он взошел, став соправителем отца, примерно в 10 лет, а начал править самостоятельно после смерти отца в 16. Что такое «самостоятельный правитель страны в 16 лет»? Правильно: это правление регента — в данном случае Тейи. Но сначала случился ход номер 3 — Тейя женила сына на Нефертити.

Ни одной подтвержденной версии происхождения Нефертити у современной науки нет. То ли иноземная принцесса, то ли не принцесса, то ли не иноземная…Ее имя переводится как «прекрасная пришла» – а откуда пришла неизвестно.

Впрочем есть и версия по которой Нефертити — родственница Тейи.

Так или иначе – свадьба Аменхотепа IV и Нефертити состоялась видимо еще до смерти отца-фараона. Однако Аменхотеп III в последние годы жизни был болен — мы не можем говорить о том, давал ли он свое «благословление» на этот брак и вообще видел ли он невестку.

Нефертити, конечно, была красива – ну прямо как наши украинки. Впрочем женская красота — это, как известно, ненадолго, и поэтому в реализации своих планов с помощью «сладкой семейки» (Аменхотепа, Нефертити и стоящей за их спинами Тейи) устроителям этого действа – «другим» – пришлось спешить.

На 4 году своего правления Аменхотеп начал проводить религиозную реформу.

Как вам идейка — парень в 20 лет придумал свою религию и начал безжалостно ломать ставшую старой религию (и в мнгновения ока ставшим старым весь уклад жизни) и насаждать новую религию в самой процветающей стране мира.

Эту реформу современные историки называют «невиданной» и «невероятной».

Зачем? Для чего? А точнее — для кого?

Суть реформы была проста — не забивать головы же простого народа сложностями. Был Амон-Ра — он теперь «не катит», вместо него будем молиться Атону. Т.е раньше молились богу солнца — теперь будем молиться солнцу непосредственно: убираем так сказать посредников, будем общаться с богами сами. И, кстати, старое жречество (посредников при общении с богами) тоже убираем — место старых жрецов занимают молодые немху (в переводе — сироты), полный аналог китайских хунвейбинов. Про какие-то зверства немху (в отличии от хунвейбинов) ничего не известно, однако в истории нет описания случаев добровольной передачи молодым отморозкам материальных ценностей и браздов правления старыми кадрами. А что бы обезопасить себя лично Аменхотеп III построил себе новую столицу — Ахет-Атон — и переехал туда на ПМЖ. Впрочем в Ахет-Атон переехал не Аменхотеп — новым именем царя столо Эхнатон.

В честь перемены бога крестьянству выдали по пачке печенья и банке варенья, а для бизнеса чутка ослабили налоговую нагрузку. Армия и МВД, находящиеся под присягой, возликовали безвозмездно.

Старое жречество (жрецы Амона) не смогли организовать нормального сопротивления. Их убивали поодиночке и (чаще) группами. Они пытались бежать и принять новую веру — но ни одно, ни другое ни спасало. Они пытались объединиться — но выходило только хуже (ну просто как у нынешней интеллигенции), ибо внутренние распри не давали возможности необходимое решение, да к тому же как правило находился предатель, готовый купить свою жизнь жизнью товарищей (как правило — тщетно).

Сопротивления жрецы старого бога организовать и не смогли бы, ибо их арсенал возможных средств борьбы с фараоном был крайне скуден: дворцовый переворот или божеское проклятие. Первое не канало в связи с переездом фараона в новую столицу, второе — в связи с отлучением от бога самих жрецов. Идея революции, т. е. Восстания Народных Масс Против Кровавой Тирании, еще не овладела умами жрецов: сама мысль об этом (еще) казалась им кощунством, покушением на устои. Революционные идеи не были еще разработаны даже в теории. Посему высшее жречество, видимо, отправлялось по этапу в пустыню (этакий египетский аналог Колымского края) — не принято в открытую убивать пожилых уважаемых людей, среднее вырезалось, из низшего лепили жрецов нового бога.

Выждав небольшую паузу — для устаканивания новых реалий в голове населения и постройки царского дворца в Ахет-Атоне — адептами новой веры (в первую очередь фараоном) было выдано новое ЦУ: с Амоном-Ра мы расстаемся окончательно. Началось массовое разрушение скульптур и изображений Амона. В то же время по всей стране строились храмы новому богу, они наделялись большими земляными наделами и прочими ништяками, а их подобранные из беднейших слоев населения жрецы становились новой знатью. Как поется «Кто был никем — тот станет…»

Внешная политика Египта, конечно, пришла в упадок — бывшие друзья еще не захватывали египетские владения, но были не так, что б уж очень далеки от этого. Однако денег все еще хватало — спасибо папе Аменхотепу III и более ранним правителям, у нас это нынче называется «резервный фонд». Армия и МВД по-прежнему были подчинены лично фараону, остатки элит (творческой, технической и бизнес) в панике спасая жизни и остатки былых состояний от нетху срочно начинали молиться новому богу, народ глядя на все это прятал статуэтки старых богов в сундуки и начинал ходить в новые храмы. Реформы шли максимально быстро для того времени, однако иных возможностей передачи распоряжений кроме как путем их передачи гонцами еще не существовало — а это немалое время, да еще в такой огромной стране как Египет.

А тут еще начались проблемы совсем с другой стороны: Нефертити никак не могла родить фараону наследника. Роды первой девочки произошли сразу после свадьбы,, роды второй — еще до переезда в новую столицу; дел у «других» в это время было по горло, людей не хватало катастрофически. По хорошему — в качестве второго ребенка надо было предъявить фараону мальчика: кто бы потом там разбирался чей это ребенок, тем более если сразу объявить его наследником и отгулять пышные торжества. Но «другие» на это то ли не решились, то ли решили, что еще не время, что еще будет возможность…. А начиная с третьего ребенка фараон лично присутствовал на родах и какой бы он не был послушный в руках жены – не своего ребенка он бы не признал ни за что. Если бы была жива Тейя они все вместе может и смогли бы что-нибудь сделать с Эхнатоном, однако Тейя к тому времени уже отошла в мир иной (она была всего лишь человеком), а влияния одной Нефертити не хватало для решения семейных дел в соответствии с необходимостью — «другие» начали терять фараона, он становился все более независим. После рождения третьей дочери (уже в новой столице) случилась трагедия — умерла вторая дочь. Событие для того времени рядовое — однако именно из-за этого между Эхнатоном и Нефертити впервые произошел раскол. «Другие» подозревали, что смерть царской дочери это дело рук жречества, однако доказательств не было и все ограничилось усилением охраны царской семьи.

В следующие 7 лет Нефертити родила фараону еще трех дочерей. Было непонятно – звезды отвернулись от «других» или они просто повернулись лицом к жрецам, но так или иначе именно это в общем-то случайное обстоятельство стало решающим в дальнейшем — не побоюсь этого слова — развитии человечества.

Старое египетское жречество все-таки сумело выжить, хотя и в сильно урезанном варианте — такая организация не могла бесследно исчезнуть за какие-то жалкие 10-20 лет. Если в столичных и близких к ним городах от организации остались только обломки (но они остались!), то в дальних провинциях положение было значительно лучше — кадры, ресурсы и влияние жречества сократились не критично. Фараон и «другие» слали в провинцию гонцов с приказами об «усилении идеологической работы на местах», о «полном и тотальном уничтожении», о «недопущении проявлений» – и из провинции в ответ приходили бодрые рапорты о (конечно же) исполнении. Жрецы и правда были отстранены от дел и финансовых потоков, посажены под арест или даже высланы, однако физически их устраняли гораздо менее активно, чем в центре.

У жречества появились новые лидеры. В соответствии с требованием момента изменилась структура. Привлечение новых членов заметно упало, но не прекратилось окончательно. Не были окончательно утрачены финансовые заначки и былое влияние.

Для решения ситуации с фараоном было принято решение использовать против «других» их же тактику — клин клином, как сказали бы мы сейчас. Фараону подкину новую бабу — не менее смазливую, чем Нефертити в молодости, но лет на 15 моложе. С учетом коротких сроков подготовки нового кадра я склонен думать, что это была вовсем не баба, а мужик после операции по смене пола (ибо самые красивые бабы — это, как известно мужики, а медицина в те времена могла не меньше сегодняшней), однако таких сведений в истории не сохранилось.

Нефертити, которая так и не смогла родить сына, сослали в дальний дворец в Ахет-Атоне, она больше не могла советовать фараону, что и как ему следует делать. Фараон (благодаря новой жене) оказался на время вообще выключенным из активной общественной жизни. В провинции усиливался ропот недовольства, он начинал перекидываться ближе к столице — печенья с вареньем никто больше не предлагал, налоговые льготы закончились, а внешние враги наоборот. «Другие» бились как могли, но они уже ничего не могли сделать: кольцо недругов вокруг них сжималось.Они были чужаками на этой земле. Их атака на Египет изнутри захлебнулась.

В конце концов, выторговав у жречества приемлемые для себя условия капитуляции «другие» покинули Египет. Эхнатон призвав к себе соправителем Сменхкару (одного из своих родственников) удалился от государственных дел, абсолютно не интересуясь тем, что происходит за стенами его дворца. «Другие» ушли — и вскоре Эхнатон скончался (ну почему вы сразу подумали про яд?). Нефертити осталась жить в Ахет-Атоне и медленно старела и умирала вместе с городом, который археологи случайно обнаружили только в 19 веке.

Жречество постепенно наводило в стране порядок: открывались закрытые храмы, пополнялась казна организации, увековечивалась память героев, повших при отражении агрессии, возвращались из ссылки выжившие, прилюдно жестоко казнились предатели. Вместе с тем в рядах развернулась острейшая дисскуссия о путях дальнейшей жизни и развития организации и Египета как ее «тела».

Часть организации считала, что надо усилить бдительность, ввести контроль за внешними границами, наладить работу тайных осведомителей и вести должность комиссаров в войсках — и этого будет достаточно для дальнейшей безбедной жизни ныне и присно и во веки веков. Их было большинство. У них были жены, дети и другие родственники, домик в деревне с розами, баней и бассейном. Им нужны были поклонение, оплата за переработки, отпуск 28 календарных, авторские за статьи, золотой посох на пятидесятилетие, 2 выходных в неделю, пенсия за выслугу и уважение к старости.

Другая же часть организации считала эту позицию «страусиной». Пока есть мир вокруг нас — от этого мира для нас будет исходить угроза; нам надо парировать угрозы не дожидаясь их прихода в наш дом. Нам не надо захватывать и побеждать наших врагов — нам надо изменять мир: как тот, который мы знаем, так и тот, который нам еще неведом. Это сложная и большая задача, мы потратим на нее века и даже тысячелетия — но иначе мы будем находиться под постоянной угрозой.

Первые над вторыми только посмеивались. Им не нужно было мировое господство — им достаточно было жить и править здесь и сейчас (Править — в смысле править фараоном, конечно, ибо править народом — не жреческое это дело). Вторые злились, однако средств для легального выигрыша дискуссии у них не было, что не уменьшало их решимости.

Назревала нешуточная внутренняя война. По счастью у высших руководителей хватило ума не устраивать битву, а сесть за стол переговоров и договориться обо всем полюбовно, а не устраивать травлю меньшинства.

В итоге жречество осталось традиционным жречеством; оно оставались негласными правителями Египта. Под их покровительством находился фараон, им же доставалось большая часть доходов египетских храмов. Все, что находилось вне территории египетского государства их не касалось — они сами так решили.

Отколовшиеся от жречества часть уходила на окраины Египта. Она ни при каких раскладах не принимала участия во внутренней жизни, однако при проведении любых действий вне египетской территории она не была связана никакими обязательствами или ограничениями. Отколовшиеся обещали молиться тем богам, которых жрецы посчитают достойными этого и обращать живущих вокруг людей в эту веру, а также принимать к себе любого из жрецов, пожелавших этого — но без права обратного перехода. Вместе с тем вне территории Египта выбор бога (для себя и паствы) оставался за отколовшимися.

Именно эта отколовшаяся часть и стала именовать себя «посвященными».

Эхнатона на троне сменил Сменхкара. Он правил немного, года 4 (из них 2 был соправителем) — пока у жречества шла дискуссия. Как только дискуссия окончилась Сменхкару убрали (он был не очень фараонистого роду, да к тому же подонок — долгое время соглашался с идеями Эхнатона) и на престол взошел Тутанхамон. Он вообще-то был Тутанхатоном (последняя часть имени — имя эхнатоновского бога Атона), но в связи с возвращением старой религии (и старых богов) имя, конечно, переиначали. 10 летний мальчик (именно столько лет было фараону при восхождении на престол) правил, конечно, не сам, однако именно его указом столица наконец была перенесена из Ахет-Атона (правда не обратно в Фивы, а в Мемфис). Для «посвященных» была создана «база» в Сиве, а для жречества — масса условий (финансовых, организационных, религиозных) делающие впредь невозможным повторение антижреческого переворота в стране.

Когда все формальности были улажены, все необходимые здания, сооржения и коммуникации были построены, все запасы сделаны, все договора подписаны и все бабки поделены Тутанхамон, которому исполнилось 19, стал ненужен. Его похороны были безумно пышны, а сокровища уложенные в его гробницу несметны. Сменивший его фараон Эйе был временной фигурой

(и посему правил менее 4 лет), а вот сменивший его Хоремхеб правил долго и счастливо, ибо именно ему жрецы… ну то есть конечно же боги доверили огласить окончательный запрет культа Атона и серьезное преследование любого, этот запрет нарушевшего. Кроме того Хоремхеб стал основателем XIX династии, хотя некоторые историки трактуют первым фараоном XIX династии следующего за Хоремхебом Рамзеса I, для чего как считают многие… Короче — всем кто когда-нибудь будет изучать это время жречество запудрило мозги с помощью цацек Тутанхамона и спорами о династической принадлежности (это в придачу ко всем прочим жреческим замуткам), скрыв за ними истинный смысл происходящих в это время перемен.
( Ленин и ПэЖе.
Ленин и ПэЖе 3 .
Ульянов и Горький (4)



Tags: Закулиса, Паранойя, Сион
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments